РАЗНОЕ

О проекте Redlily Каталог Хочу в журнал! Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Цветочки ядерной эпохи

Цветочки ядерной эпохи

Текст Георгий Водянов

Дети — не точная копия своих родителей. Внешние факторы и законы наследственности проявляются в небольших, порой незаметных отличиях — мутациях. Веками человек отбирал растения и животных с самыми полезными качествами и старался закрепить эти полезные свойства в потомках — занимался селекцией. Процесс небыстрый (учитывая скорость смены поколений), но, как выяснилось в ХХ веке, поддающийся ускорению. Одним из самых сильных мутагенных факторов оказалась только что открытая (речь идет о начале прошлого века) радиация. Особо плодотворным стало воздействие гамма- и рентгеновскими лучами.

дальше >>

Атомный век — атомные сады

Мятный аромат жевательной резинки, зубной пасты, а также красно-рубиновый грейпфрут — все это результаты мутации, вызванной преднамеренным облучением.

Одна из идей состояла в том, чтобы подвергать плантации воздействию радиации и вызывать мутации, которые, возможно, приведут к возникновению растений, стойких к болезням, холоду или просто имеющих необычный цвет. Эксперименты проводились главным образом в гигантских гамма-садах на территории национальных лабораторий в США, Европе и СССР.

Процесс облучения культур выглядел следующим образом: в центре находился кобальт-60 в небольшом выдвижном бункере, а вокруг источника радиации по кругу высаживались различные растения от клубники до сахарной свеклы. Когда ученым нужно было выйти на поле, кобальт опускали под землю в свинцовую облицованную камеру.

Круговая форма поля с высоты напоминала знак радиоактивной опасности, но не это было причиной такой конструкции. Это связано с тем, что ученые хотели проверить — как разный уровень радиации влияет на растение, и для этого они сажали одинаковые семена на разном расстоянии от источника излучения. В итоге растения и семена, которые росли очень близко к источнику радиации, попросту погибали, а те, что находились на средней и дальней дистанции, имели большое количество опухолей, патогены роста (как у арахиса) и другие побочные эффекты.

Сегодня Институт Радиационной Селекции (ИРС) в Японии имеет самое большое поле излучения в мире (там опаснее, чем в Чернобыле и на Фукусиме), но, тем не менее, в нем все еще проводят исследования с понедельника по пятницу с 12:00 до 20:00. Эта атомная ферма в 7.75 акров является родиной шелковицы, плодовых и чайных деревьев и других больших растений. В ИРС также есть атомная оранжерея и атомная теплица для более сильных и направленных воздействий.

С 1950-х годов с помощью мутационной селекции удалось создать приблизительно 3000 коммерчески доступных видов растений. В их числе были твердая пшеница, рис, соя, ячмень, арахис, белая фасоль, персики, бананы, папайя, помидоры, подсолнечники и т. д. Из них 70 % — непосредственно мутанты, и 30 % — результат скрещивания мутантов. К ним относятся ячмень, который растет на высоте 5000 метров, и рис, который прекрасно себя чувствует в засоленной почве. Культивирование этих сортов обеспечивает снабжение необходимым продовольствием, а также позволяет получить фермерам и потребителям, особенно в развивающихся странах, экономические выгоды в размере миллионов долларов.

Мутационная селекция заложила основы Зеленой революции — комплекса изменений в мировом сельском хозяйстве, который в ХХ веке уберег от голода миллионы людей и позволил значительно расширить рацион жителей многих стран. При помощи генетического отбора злаковых лауреат Нобелевской премии Норман Борлоуг, по словам главы Продовольственной программы ООН, спас больше жизней, чем кто-либо другой за всю историю планеты.

Атомный восторг

Поистине начало ХХ века можно назвать временем электричества! За относительно небольшой период оно проникло абсолютно во все аспекты человеческой деятельности, и к концу 30-х годов представить себе человечество без него уже было невозможно. И имея перед глазами такой пример, во второй половине 40-х точно такой же победной поступи ждали и от атомной энергии.

Научно-популярные журналы пестрели предсказаниями о всепроникающей дешевой атомной энергии: автомобили, не нуждающиеся в заправке, титанические атомолеты, атомные поезда… На полном серьезе выпускались мобильные кофеварки с атомными батарейками: гарантия непрерывного подогрева — 50 лет, и пользуйся, где угодно: дома, в гостях или в путешествии. В отделе игрушек можно было купить набор «Юный атомщик», в состав которого входили расщепляемые материалы. О лучевой болезни и прочих «прелестях» общения с радиоактивными материалами особо не задумывались — статистических данных было немного, и они были окутаны завесой секретности.

Появление радиоактивных садов связано с запуском программы «Атомы ради мира» в начале 50-х, и в рамках этой программы на территории США создавались научные лаборатории, которые исследовали влияние гамма-излучения на культуры. Со временем облученные растения смогли покинуть пределы научных комплексов, и в 1959 году в Англии Мюриель Ховорт основала «Общество атомных садоводов», которое занималось популяризацией атомного земледелия.

Мисс Ховорт начала интересоваться атомной наукой еще в 1946 году и примерно с 1950-го стала экспериментировать над растениями. Мюриель была буквально помешана на атомной энергии: выпускала журналы про атом и даже ставила небольшие пьески. И, конечно же, выращивала облученные бобы и картошку. Она получила известность как первый человек, который держал в руках радиоактивный арахис, и даже пообедала им без каких-либо зафиксированных побочных эффектов. Таким образом, она хотела показать, что атомные культуры безопасны для здоровья.

В 1959 году во время званого обеда в Royal Commonwealth Society в Лондоне Мюриэль подавала своим гостям необычайно большой арахис. Названный СК4x, этот вид арахиса был создан доктором Уолтоном Грегори из университета Северной Каролины, который облучал семена арахиса радиацией 17 раз (количество, которое могло бы убить человека!), пока не получил растение с теми качествами, которые искал. После этого он ухаживал за арахисом как за обычной культурой, и в итоге смог получить плоды, которые были в 2-4 раза больше обычных. К огорчению хозяйки, гости званого обеда, среди которых был представитель Управления по атомной энергетике Соединенного Королевства, казалось, не оценили, что орех был... результатом подобного эксперимента. При этом арахис-мутант на вкус казался таким же, как и любой другой арахис.

Интересный факт: когда супруга «автора» чудо-арахиса, госпожа Грегори, начала ностальгировать по гибискусу из ее флоридского детства, муж-ученый сделал ей роскошный подарок. Доктор посадил несколько растений, но выяснил, что они не успевали цвести до октября, и мороз убивает их. Облучив несколько сотен растений, он получил гибискус, который цветет в конце лета!

Другим энтузиастом атомного земледелия был бывший хирург Кларенс Спис. Он жил в городе Ок-Ридж в штате Теннесси недалеко от лаборатории, которая занималась облучением растений. В рамках программы «Атомы ради мира» в течении небольшого промежутка времени любой гражданин мог обратиться к правительству для получения кобальта-60, который и был основным источником гамма-излучения в атомном садоводстве. Что и сделал мистер Спис. Он построил небольшой бункер на своем участке и начал облучать различные растения и семена. В 1958 году он стал продавать свои семена под названием Atom-blasted seeds. Они получили популярность, и спустя три года в США была создана первая атомная ферма вне лабораторий.

Новые времена

Современная генная инженерия заменила потребность в атомном озеленении. Нанотехнолог Пэйдж Джонсон из университета Талсы, Оклахома, который исследует атомную историю сада, говорит: «Если вы думаете о генетической модификации сегодня как о разрезании генома скальпелем, то в 1960-х они поражали его кувалдой». Действительно, прежде чем ученые научились толерантно изменить гены, предшественники вызывали грубые мутации с радиацией и надеялись на лучшее. Казалось бы, атомные сады навсегда остались в прошлом, но шумиха в прессе по поводу «ужасающе вредных» ГМО-продуктов привела к возрождению «ядерного» земледелия.

Плоды радиационного мутагенеза не считаются генетически модифицированной продукцией, то есть продуктом генной инженерии, внедряющей гены одного вида в ДНК другого, и не обязаны как-либо угрожающе маркироваться. Когда вы едите розовый грейпфрут или готовите макароны из твердых сортов пшеницы, вы потребляете результаты этих искусственных химических и радиационных мутаций, результаты, которые — сюрприз! — продаются в лавках органической еды, официально сертифицированные и завернутые в крафтовую бумагу.

Плоды, полученные с помощью мутагенеза, десятилетиями продавались в супермаркетах без каких-либо ярлыков или информации об их генетическом происхождении. Эти разновидности также могли помечаться как органические, поскольку они выращивались в соответствии со всеми остальными требованиями к производству органических продуктов. В отношении них не проводятся какие-либо тесты, хотя в мутационной селекции по-прежнему требуются годы постоянной работы над отделением желательных качеств от нежелательных.

Трудоемкий процесс регистрации трансгенных продуктов в Европейском союзе заставил селекционеров вернуться к мутационной селекции.

Исследования в области генетики сельскохозяйственных культур — объект полемики и дезинформации. Но, как это ни удивительно, мутационная селекция, будучи бесспорно наиболее радикальной и наименее осознанной формой работы с генами, по-прежнему не встречает на своем пути противников и успешно дает нам новые виды растений, которым уже на протяжении полувека отдают предпочтение потребители.

Хотя многие ученые перестали экспериментировать с гамма-излучением после изобретения ГМО, все же остались несколько лабораторий, которые до сих пор продолжают исследование в этом направлении. Например, один из крупнейших современных атомных садов находится в городе Хитатиомия (100 метров под прикрытием 8-метрового забора). Японские ученые продолжают эксперименты по облучению с той же целью, что и их предшественники из 50-х, — создание идеальных растений.

Также круглые поля появляются в Южной Америке, Юго-Восточной Азии и Африке. По словам доктора Пьера Лагоды из Международного агентства по атомной энергии, ученые придумали новые, более эффективные методы облучения растений, и именно их стараются применять в развивающихся странах. Например, в Малайзии появилась атомная теплица, а в Корее — гамма-фитотрон. Активное применение атомного земледелия в развивающихся странах не случайно, ведь создать гамма-сад намного дешевле, чем соорудить ГМО-лабораторию.

Атомное земледелие позволило создать большое количество растений, которые могут адаптироваться под разные климатические условия. Этот метод показал, что можно получить необычные, но вполне безопасные продукты за относительно небольшие вложения. И, возможно, сейчас вы едите вкусный ярко-красный помидор, сорт которого появился именно благодаря гамма-излучению.

Биомолекулярные достижения позволили добиваться более целенаправленных мутаций и быстрой оценки того, что изменилось в геноме растения. Вместо того чтобы ждать, пока растение вырастет, ученые могут быстро изучить изменения в последовательности ДНК и решить, является ли мутация той, которую требовалось достичь.

Так что потомки облученных мутантов не являются радиоактивными/канцерогенными/страшно опасными для веганов. Независимо от того, покупаете ли вы продукты в супермаркетах или магазинах «органической еды», вы получаете плоды селекции — традиционной или «атомной» (исключение составляют дикорастущие ягодки, кедровые орешки и пр.)

Кстати

Когда грейпфруты начали выращивать в США, они не были пригодны для сельскохозяйственных нужд и даже не относились к предметам потребления. Один из американских журналов по садоводству в конце XIX века отозвался об этом фрукте как о «толстокожем и бесполезном». У вышеупомянутого красного грейпфрута мутация появилась в результате нескольких лет лабораторных экспериментов — только благодаря им фрукт приобрел коммерческую ценность. В 1929 году техасские фермеры обнаружили, что мякоть плодов одного из деревьев не белая, а слегка розоватая. Именно это дерево положило начало сорту фруктов с рубиново-красной мякотью.

Дальнейшая работа с полученными от этого дерева растениями позволила ученым добиться не только большее яркого оттенка плодов, но и почти полного отсутствия семян в них. Сорта Star Ruby и Rio Red были представлены в 1971 и 1985 годах соответственно. К настоящему моменту на них приходится около 75% урожая грейпфрутов в Техасе.

еще статьи >>Женские хитрости  ·Военно-полевые цветы   ·Галактическая роза  ·«КофеМолотофф»: вкусный & полезный  ·Роза пустыни  ·Цветочный гороскоп  ·Цветуанетта  ·Гламурная готика  ·Вкусная Страна Чудес  ·Роза ветров  ·Радужный эльф  ·Газоны особого назначения  ·Loft N`Roses  ·Одиночество сволочь  ·Застывшая музыка лотосов
Наверх