ЦВЕТЫ И ИСКУССТВО

О проекте Redlily Каталог Хочу в журнал! Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Анна Швед. Цветы для радости

Анна Швед. Цветы для радости

Беседовала Юлия Кубарева

Прекрасная цветочница из мира живописи Анна Швед выросла в Донских степях, «где до Дона как до Марса, а до цветочного оазиса тети Наташи — рукой подать». Родилась в Якутии (Нерюнгри), потом Донские степи — Нижний Новгород — Москва — Нижний — Кстово. Нежный, очень впечатлительный и авантюрный человек. Мы познакомились с ней, когда приехали семьями на майские каникулы помогать Школе плотников строить настоящий плот на Горьковском море.

дальше >>

— Как началась твоя личная история про цветы?

— На юге, где прошло мое детство, вообще с цветами плохо, как ни странно. Настоящим оазисом был сад нашей соседки тети Наташи. Бесконечный дельфиниум торчал ярким пятном и звал меня через забор. Я подходила к этому забору и подолгу смотрела, как там у нее все просто и органично. Цветы, формы, оттенки... Чутье к саду от Бога, я это видела и ощущала физически.

— Твои первые цветы?

— Кажется, это случилось на 4 курсе художественного училища, под Ростовом. «Незнайка решил, что он художник», когда мне от поклонника перепал букет роз. Я положила цветы на стол, начала что-то делать, но потом вдруг подумала, что прямо сейчас напишу их. И у меня не получилось! Оказалось, чтобы писать цветы, — в смысле не просто «рисовать цветочки», мало знать перспективу и хорошо справляться с портретом. У меня все упало внутри: я признала себя не-художником. В училище в тот момент было много учебных «нетворческих» задач, требующих внимания, но я буквально «заболела» состоянием творчества, сутками напролет сидела и писала… Добивалась того, чтобы мои цветы, тыквы, клубника, какие-то ростки в банке — пахли и звучали. А чтобы так было, их важно разнообразно показывать, много уметь всего разного в живописи и графике. Я перестала видеть красоту в том, что было правильно в академическом плане. Там все построено на равновесии, а ощущения сада тети Наташи все не было… И тогда я взяла цветочную паузу.

— Чтобы научиться слышать, как «звезда с звездою говорит»?

— Творческий процесс — он словно сказка, поход «туда-не знаю-куда». Непонятно, что из этого выйдет, и кто на этом пути тебе встретится. Что-то из области: «Хочу цветочек аленький»! Знаешь, было время, когда я любила писать портреты. Но, в отличие от людей, цветы «не грузят» художника ожиданиями. Роза не скажет: «Ты мне сейчас покажешь, какая я». Да нет, я покажу, как на тебя падает свет из окна, как подсвечены твои формы. Если я буду смотреть на натуру как на человека, получится иллюстрация для учебника. А я хочу передать волшебный момент, в котором хочется быть. Который хочу прожить, как книгу. Ты впускаешь в себя некий образ, героя, и позволяешь ему себя обогатить. Дать тебе душевный и эмоциональный опыт глубокого сопереживания или разочарования, любви, надежды… Ты — наблюдатель. Учишься просто быть рядом и не мешать. Не мешать происходить жизни.

— И однажды у тебя получилось…

— Будто я вдруг все вспомнила! Как когда зашел в комнату и забыл, зачем. Покрутился, вышел, занялся другими делами, а потом раз — и вспомнил! Вот примерно такое у меня было ощущение. Когда я переехала из Нижнего в Кстово, однажды мой путь пролегал через рынок — и меня в одночасье «накрыло». Представь, будто пчела летит по делам — и вдруг ее разворачивает на 180 градусов. Бабки-дачницы, садовые организации с рассадой — все это великолепие хотелось купить и тут же нарисовать. Цветы — они такие бесконечные! Как и варианты того, как их можно изобразить. Я была безумно счастлива, когда у меня начало получаться: эта созвучность воздуха, света, атмосферы, рефлексы, которые цветы отдают друг другу. Когда рисуешь не просто сухую ботанику, а всю эту жизнь.

— А как ты переживаешь холодное время года — когда мало цветов, а есть лишь «дежурные» праздничные букеты?

— Например, сиротский март вообще самый красивый! Вот все говорят: март и ноябрь — омерзительные месяцы. Но если сосредоточиться не на том, чего ты лишен, а смотреть — сколько тебе дано, то можно увидеть, какое вокруг прекрасное разнообразие серого. Кроме шуток. Пока нет почек и листвы, каждый день этот серый цвет наполняется новым оттенком. И каждый раз, выходя на улицу, в любом городе нужно знать — куда посмотреть, чтобы почувствовать радость. Живописная композиция из деревьев и кустов, крыша сарая с детским великом или красивые тропки. Так и с природой: ты сам выбираешь, что особенного есть в каждом времени года. А мартовское небо?! Какое же обалденное небо бывает в марте, откровенная лазурь! У меня даже картина есть про то, как цвет неба заполняет все. Один сплошной хрустальный свет: все предметы отражаются друг в друге, так что сразу понимаешь — весна!

— А гиацинты на подоконнике тебя вдохновляют?

— Пока света нет — рисовать нечего. Первоцветы станут живыми, когда будут иметь прозрачные лепестки, появится плотность в тенях и рефлексы, когда все они будут разные. Цветы непрерывно меняются — форма, настроение, и за этим чудесно наблюдать. Ты принес один букет, поставил его в вазу, и пока ты его пишешь, он трижды изменится. Как ребенок растет: сегодня он такой, завтра — другой. Это дает ощущение, что жизнь не стоит на месте, и эта текучесть напоминает о том, что надо выползать из норки. Что жизнь идет независимо от того, прячешься ты или нет. И если ты не будешь писать каждый день — это будут просто несбывшиеся картины.

— Цветы — это же арт-терапия для радости, правда? Не случайно они — самая популярная тема на мастер-классах для начинающих.

— У нас, «человеков», есть совсем мало времени и чуть-чуть навыков для того, чтобы все преодолеть. В процессе творчества я всегда себя спрашиваю: где люди улыбнутся, когда увидят мою работу, где я улыбнусь. Так расширяются границы собственных интересов, ведь живопись — это совместная работа художника и зрителя. Рисовать только для себя — это не для радости. Радостью нужно делиться. Ее нужно умножать и отдавать, чтобы она произрастала в других. Здесь цветы как метафора — символ призыва, начала жизни. Это такая привлекательная часть растения, которая служит для того, чтобы размножаться, давать продолжение. Когда люди начинают рисовать, к ним приходит дофаминовое видение того, как бывает, как может быть… И начинается общее развитие чего-то прекрасного. Большое дело!

— Почему люди покупают картины с цветами? Не лучше ли иметь живые растения в доме?

— Люди покупают не просто картины с цветами, а что-то другое. Историю художника про цветы. Картины Ани Швед покупают те, для кого важны и живые детали, и лирическая форма, и эмоциональная составляющая. Ингредиентов много, и я знаю немало хороших «рецептов». Здесь для меня и литература, и постановка балета одновременно: подбираю оттенок пачки, и музыку, и особую сюжетную линию. Феномен хорошего натюрморта заключается в том, что за ним скрывается: элементы реальной жизни, которые я собираю в картины. В каком-то смысле цветочная живопись — это книга моих историй.

еще статьи >>Из Голландии, со смыслом  ·О, Ренуар!   ·Сумасшедшие подсолнухи  ·Восходя в детство  ·Пейзажная и цветочная фотография в интерьере  ·Великий дикарь  ·Афремов Style  ·На холсте и на стене  ·Цветочные друзья  ·Первые, нежные  ·Вячеслав Грачев: «Зрителя не обманешь!»  ·Под вишнями в цвету  ·Цветочный сюр  ·Джузеппе Арчимбольдо: во саду ли, в огороде  ·Волшебный ветер одуванчиков  ·Цветы в объективе Константина Сидорова  ·Живое стекло  ·Большие цветы Ольги Ольневой  ·Супермакро эпохи ар нуво  ·Цветочное дело  ·Цветочный Брейгель  ·Гипер-розы Джоккино  ·Секрет «особого видения»  ·Черно-белые цветы Ольги Курзановой  ·Цветочные истории Екатерины Дрыженко  ·Эко-этюды Натальи Мотовой
Наверх