ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

О проекте Redlily Каталог Хочу в журнал! Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Спасительные букеты

Спасительные букеты

Автор Елена Кучеренко

«Букетиками на жизнь, конечно, можно заработать, — размышляла Ольга. — Но долги, опять же». К отцу Борису за советом пошла.
– Ты подожди сомневаться, — ответил священник. — Давай помолимся, а Господь как-нибудь управит».
Прошла Ольга обучение на флориста. Ей нравилось. И получалось неплохо – живенько, свежо, творчески и с душой. Даже работодатели ее удивлялись: «Вот это букет! Прямо икебана, а не букет!»
Но обо всем по порядку.

дальше >>

За некоторое время до описываемых событий небольшой бизнес Ольги оказался под угрозой. А других источников дохода не было. И захотела она уточнить у прозорливого старца, что ей делать.

– Или не слышала, раба Божия, что сказано: «Не оскудеет рука дающего!»? – пристально глянул старец Ольге в глаза. – Милостыню святую надо творить! Тогда и проблем в бизнесе не будет!

И начал ей старец Божии проблемы выкладывать. Что облачение поизносилось, паникадило в храме поржавело, автомобиль приходской медленнее пешеходов ездит.

– Чуешь, чадо, о чем я толкую? Волю Божию прозреваешь?

Собрала Ольга всю свою веру в кулак, помолилась, зажмурилась внутренне от страха, сняла все остатки со счетов и купила паникадило с облачениями. И отвезла угоднику Божиему — благодатному старцу. На машину не хватило. За что ей старец попенял, но потом великодушно простил. Забрал гостинцы и удалился в молитвенный затвор, пообещав Ольге от Господа всяческие блага и свои святые воздыхания.

Но благ не последовало. И без того шаткий бизнес вскоре рухнул, а потом пришла беда – заболела дочь. Не то чтобы смертельно, но если ждать бесплатной помощи и лекарств, можно необратимых последствий дождаться. А если определенную сумму собрать, то вылечится ее девочка. Но где ж теперь взять деньги эти?

Пыталась Ольга по телефону святому старцу в молитвенный затвор позвонить, все это рассказать. Но ему как-то все недосуг было слушать. Тогда она прямо в тот храм поехала.

– Батюшка! Помогите! Деньги нужны! Вы ж говорили, что проблем не будет! Я вам все, что было, отдала!

– «Когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах… Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая!». А ты похваляешься тут передо мной. Меня винишь в своей коммерческой бездарности! Потому и нет тебе награды от Господа! – отругал ее старец. – Вам бы все деньги да деньги просить. Душа! Вот что главное! А мамона – это грех сплошной! Грешишь, вот дочь и болеет!

И попросил больше земными да материальными проблемами его в затворе не беспокоить. А то как помолится о ней, так мало не покажется! И трубку отныне не брал. Душу спасал в священном безмолвии.

Слава Господу, не оставили Ольгу друзья. Денег небогоугодных ей заняли. И много. А кто-то и так дал. Удалось спасти девочку. Но долги-то раздавать надо. А как? Ни бизнеса, ни работы, ни старческих молитв. Ни мужа богатого.

Стояла Ольга в своем московском храме. Плакала о своей беде. А тут – батюшка. Отец Борис. Не старец совсем. Кстати, на этом приходе Ольга давненько уже не бывала. С тех пор как к чудотворцу подалась. Зачем ей этот банальный попик, если был у нее целый старец? Но не сложилось, как я уже сказала.

В общем, подошел к Ольге этот ничем не примечательный священник. Расспрашивать начал, в чем дело, какое у нее горе. А она возьми да и расскажи все. И про старца, и про деньги, и про болезнь дочери.

Тот только охал да руками по-стариковски всплескивал. Никаких нравоучений, обличений и озарений. Что с него взять? Не старец же. Недоступны ему высокие материи. Жалел вот только по-отечески, по голове гладил, как маленькую. Даже прослезился от чувств. Ну а толку-то? Ольга даже расстроилась, что не сдержалась, душу открыла. По-хорошему, надо было нового старца найти. Теперь уже взаправдашнего.

А пока она расстраивалась, отец Борис кошелек достал, вынул все деньги, какие были, и Ольге протянул. Потом кружку храмовую выпотрошил и тоже все содержимое вручил. Был бы старцем, помолился бы, и нужная сумма откуда-нибудь из небытия сама собой материализовалась бы. Но «богатыри – не мы». Хоть так. Банальными земными методами.

Потом с прихожанами своими поговорил. Тоже кто чем мог – помог. Так Ольга половину долга и отдала. Но вторая осталась – немалая.

– Отец Борис, что делать-то? – вопрошала она батюшку.

Ольга к нему с той поры прикипела очень. Но разве мог он знать! Не прозорливец же.

– А мы с тобой, Оленька, помолимся. И Господь помощь пошлет. Может, работу какую…

Работу… Тоже мне чудо. С хорошей работой каждый дурак долги раздаст. А вот как бы… Раз – и в дамки…

Но, увы, не обладал отец Борис даром чудотворения. Хотя молился об Ольге с дочкой исправно. И не один, а соборно – с прихожанами своими. Но, видимо, со скепсисом взирал Господь на его молитвы. Мешок денег не являлся.

Зато однажды явился к Ольге один прихожанин отца Бориса. Прямо домой. Предварительно по телефону позвонив, конечно же.

Звали этого человека Георгий. У них с женой был свой цветочный бизнес. Отец Борис рассказал им об Олиной беде. Как, в принципе, и многим. И цветочники решили ей помочь: взять на работу флористом, предварительно и бесплатно обучив своему искусству. А она с детства любила цветочное дело. Да ее родители к наклонностям дочери несерьезно отнеслись. На институте настояли. Ну а потом семья, ребенок, развод, выживание… Не до мечт, в общем, было. А вот поди ж ты – привет из юности!

Только сомневалась она. Букетиками на жизнь, конечно, можно заработать. Но долги, опять же. К отцу Борису за советом пошла.

– Ты, девонька, подожди сомневаться. Давай помолимся, а Господь как-нибудь управит. Все равно других вариантов у нас с тобой пока нет.

Так и сказал: «У нас с тобой». Как будто Ольгина беда его личной стала. Да и других вариантов и правда не было.

Прошла Ольга обучение. Ей нравилось. И получалось неплохо – живенько, свежо, творчески и с душой. Даже работодатели ее удивлялись:

– Вот это букет! Прямо икебана, а не букет!

Дальше – больше. Вышла она, наконец, на работу в цветочный салон. Покупателей – поток, букеты собираются, старается Ольга.

Один мужчина, солидный такой, так Ольгиным творением проникся, что, помимо немаленькой цены за букет, еще и щедрые чаевые ей оставил. И еще несколько человек в тот день.

Побежала Ольга вечером к отцу Борису, радостью делиться.

– Ты чего скачешь, как коза? – спросила ее баба Маня.

– Да вот, помолились с батюшкой, и Господь денег послал.

– Скажешь тоже! Будет наш батюшка о деньгах молиться. Бога о спасении души надо просить!

Ведь и правда… Старец тот, кстати, тоже говорил, что о деньгах Господа молить – грех большой, сугубый, стяжательство и мамона, как она есть. Сам, правда, Ольгины финансовые подношения брал, не брезговал. Но то – другое… Может, правда – грех? Эх, страсти, наши страсти…

А отец Борис как раз бесшумно подошел и разговор их случайно услышал.

Что интересно: как Ольга долги отдала, так чаевые все меньше стали давать, а потом и вовсе перестали.

– Вы думаете, Господь нужд наших не ведает? – вздохнул он. – Что лукавить-то перед Ним, обманывать? Если сейчас деньги нужны – просите у Него денег. А Он Там разберется. О душе, конечно, не надо забывать. Но и «извиваться» на молитве не стоит – как бы так сказать, что вроде о деньгах, но о душе. Есть нужда – говори прямо. Отец же Он, аль не пожалеет чад своих? А ты, Оленька, дальше молись да работай. Не оставит Боженька нас.

«Нас»… И вообще отец Борис вовек таких длинных речей не говорил. Удивительно даже.

Ольга молилась и работала. И так ее букеты покупателям полюбились, что каждый день кто-нибудь да чаевые ей оставлял. И не один раз. Начальство ее ценило, премии хорошие платило. Так за год с небольшим она со всеми долгами и рассчиталась.

А как долги отдала, так чаевые все меньше стали давать. А потом вообще перестали. Ольга сначала расстроилась. Отцу Борису жаловалась:

– Что это Бог меня оставил?

– Что ты, что ты!!! – испуганно махал батюшка руками. – И думать так не смей. Он тебе так помог! Через людей помог! Ты что, голодаешь сейчас?

Ольга не голодала. Ее даже в должности потом повысили. Директором нового магазина сделали, который ее работодатели открыли. Так что жизнь наладилась.

И так наладилась, что мало ей не показалось! Замуж за нового поставщика цветов вышла. Мужчина приличный, приятный. Верующий даже, только без бороды. Может, отец Борис помолился? Хотя не старец же… Но вдруг?

Отец Борис же в храме у себя их и венчал – на радость приходу и к сугубому удивлению бабы Мани. А потом их сына крестил, Бореньку. Так они его в честь батюшки назвали.

Сейчас этот батюшка старенький уже совсем. Видит плохо, ножки болят. Но так же за всех молится, помогает, чем может. И беды других своими считает. А когда кто-то по старцам податься хочет, говорит:

– Я запретить не могу. Бог человека свободным создал, как же я свободу нарушу. Но если честно – не советую. А давайте мы лучше помолимся, и Господь управит. Он же нужны наши видит. А старцы… Бог даст, встретите. Только разум не теряйте.

Полную версию рассказа читайте на сайте pravoslavie.ru

еще статьи >>О флористике, мечтах и женском счастье  ·Один или пятнадцать?   ·Ритуал «Послание любви»  ·Аромамасла на все случаи жизни  ·Женщина-весна  ·Ведьма  ·Аромагия  ·О чем расскажет букет?  ·Флористика: увлечение или призвание?  ·Цветы зла  ·Найти и не сдаваться  ·Код флориста  ·Секреты вдохновения  ·Успех — для всех!  ·Дело мечты или больная шея?  ·Правильные слова  ·«Он не дарит мне цветы!» В ком проблема?  ·Тебе на память мне
Наверх