ЦВЕТЫ И ИСКУССТВО

О проекте Redlily Каталог Наши партнеры Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Цветочный Брейгель

Цветочный Брейгель

Текст Георгий Водянов
Иллюстрация: фрагмент картины Питера Рубенса «Семья Яна Брейгеля Старшего»

Живопись Брейгелей… Конечно же — «Вавилонская башня», «Падение Икара», «Притча о слепых» кисти великого Питера Брейгеля Старшего — и «Перепись в Вифлееме», «Зимний пейзаж с ловушкой для птиц» чуть менее великого Питера Младшего. Это фламандское семейство дало миру много художников: в эпоху Возрождения и нового времени профессия живописца нередко становилась наследственной, подобно обычаю, существовавшему у других сословий. А Брейгели — наверное, самая крупная и самая запутанная династия живописцев всех времен и народов!

дальше >>

Видя в ком-то из своих детей склонность к занятию искусством, художник всегда был рад найти в нем продолжателя, в чьи руки можно передать руководство мастерской, которая вместе с работавшими в ней учениками и подмастерьями, собранными картинами, рисунками, моделями, гравюрами и другими художественными образцами представляла маленькое (а иногда и довольно значительное) предприятие по созданию произведений искусства и как часть наследуемого имущества обладала вполне исчислимой материальной стоимостью.

Так же происходило и у Брейгелей — только в условиях тесной голландской художественной тусовки все получалось еще затейливее. Семьи живописцев роднились и давали жизнь новым мастерам, сыновья копировали картины отцов и манеру их живописи, а порой и подпись (с ведома старших) — естественно, в коммерческих целях.

Мастерская Питера Брейгеля Младшего превратилась в главный центр популяризации произведений отца: например, картина «Проповедь Иоанна Крестителя» повторялась не менее 25 раз, «Поклонение волхвов» — 13, «Нидерландские пословицы» — 14. С уверенностью сказать, что это копия, написанная конкретным художником, весьма затруднительно: немудрено, что для некоторых искусствоведов «малые Брейгели» вроде как красная тряпка для быка, а многие галеристы, напротив, неплохо наживаются на запутанности ситуации.

Основатель династии — Питер Брейгель Старший, или Питер Брейгель Мужицкий: это прозвище прицепилось к художнику, поскольку наряду с традиционными религиозными сюжетами он писал картины с изображением сцен из жизни крестьян (что было совсем не характерно в те времена). У Брейгеля Старшего было два сына, оба стали знаменитыми художниками, и чтобы их отличать, старший сын основателя династии именовался Питер Брейгель Младший, или Адский: своё прозвище он получил благодаря увлечению темой Страшного Суда. В своих произведениях он изображал сцены страшного суда, демонов, ужасов адского пекла, колдуний, ведьм и т. д. Впоследствии он отошел от этих тем, но прозвище так и закрепилось за его именем. Младший сын — Ян Брейгель Старший, или Бархатный, поскольку у Яна Старшего потом появился сын, тоже талантливый живописец, Ян Брейгель Младший, внук Питера Брейгеля Старшего. Надеюсь, вы не запутались, потому что это только начало династии.

Всех остальных Брейгелей (кроме двух Питеров — Старшего и Младшего) принято называть малыми Брейгелями и устраивать совместные экспозиции их произведений, что, конечно, не делает чести ни галеристам, ни живописцам. Каждый из «маленьких» был по-своему интересен и неповторим, а Ян Старший — особенно.

Дело в том, что Ян Старший по прозванию «Бархатный» — Brueghel de Fluwelen, Jan (1568-1625) фанатично любил цветы и рисовал их много и мастерски. Он умел до такой степени убедительно передать всю прелесть их формы, яркость, сочетание красок, что, похоже, художник чувствовал саму душу цветов, а не просто переносил их изображение на холст. Порой ему приходилось ждать несколько месяцев, пока зацветет тот или иной цветок, так как мастер предпочитал писать картины с натуры. Художник имел возможность посещать королевские оранжереи, в которых росли редкие растения.

Поговаривали, что с появлением первоцветов Ян Брейгель Старший бросал все работы другого жанра до самого начала августа, когда красивых цветов не дождешься. И только после окончания цветочного сезона наступало время пейзажей.

Более того: работая в модном в те времена жанре — портрет в цветочной гирлянде — Бархатный Брегейль не опускался до рисования самих персонажей, а живописал только цветы. Непосредственно портрет поручался племяннику или какому-нибудь Рубенсу (нидерландская живописная братия жила весьма дружно). В результате на полотне «Мадонна с Младенцем в цветочной гирлянде» — своеобразной иконе в свободной от канонов стилистике Ренессанса — в лепестках обрамления больше святости, чем в самой Богоматери (прости Господи нас грешных).

А начиналось все в Брюсселе. К сожалению, Ян не помнил отца: тот умер через год после его рождения. Заботы о внуках и их обучение живописи взяла на себя бабушка — Мария Верхюлст Бессемерс, талантливая художница, мастер миниатюры. Скорее всего, именно она «повинна» в оригинальности стиля Цветочного Яна: сочетание монументальности композиции, свойственной шпалерам, и тонкости миниатюры. Но официально его учителями стали художники Питер Гуткинт (Гоэткиндт) и Гиллис ван Коннинксло в Антверпене. Затем было паломничество в Италию, по стопам его знаменитого отца — совершенствовать мастерство.

В Риме Ян Брейгель провел 5 лет, объединив вокруг себя художников из Северной Европы. Там же познакомился с большим ценителем искусства — архиепископом Фредериго Боромео, который стал его покровителем до конца жизни, и отправился с ним в Милан.

В 1596 году Ян Брейгель вернулся в Антверпен, был принят в Гильдию св. Луки, а вскоре стал придворным художником эрцгерцога Альбрехта. В 1606 году он стал деканом гильдии.

Служба при дворе позволила Брейгелю открыть собственную художественную мастерскую. Ян пользовался популярностью: меценаты выстраивались в очередь, чтобы заказать у него произведения, художники искали его сотрудничества. Дом Брейгеля, славившийся своими художественными коллекциями, слыл городской достопримечательностью, посетить которую стремились все приезжающие мастера и именитые иностранцы.

За годы работы мастерская выросла за счет заказов, которые приходили со всей Европы. В последние годы жизни художника на «фабрике» было создано огромное количество реплик его знаменитых цветочных натюрмортов.

В 1625 году в Антверпене разразилась эпидемия холеры, которая унесла с собой художника и трёх его младших сыновей. Мастерская перешла к старшему сыну, к Яну Брейгелю Младшему, который стал продолжателем дела отца.

Ян Брейгель чрезвычайно много работал. Его картины имеются почти во всех крупных художественных музеях. Брейгелю были подвластны все жанры «кабинетной» живописи: натюрморт, особенно цветочный, анималистический жанр, пейзаж, аллегория, сюжеты, посвященные религии и мифам. Фантастический сюжет Ян подкреплял реалистичными деталями. Художник всей душой любил природу. Сохранилось великое множество этюдов и набросков, где изображены во всевозможных вариантах травы и цветы, животные и птицы. А с цветами он работал как профессиональный ботаник.

Кроме множества прекрасных картин Ян Старший оставил после себя несколько (от 9 до 7 по разным данным) детей. Старший из них — Ян Брейгель Младший, проявлявший художественные способности, был «обречен» заняться семейным бизнесом.

Обучением мальчика занимался лично Ян Старший. На тот период Младшему исполнилось 10 лет, и, как водится, юный художник подражал своему учителю.

И настолько увлекся подражанием, что его работы было весьма трудно отличить от отцовских. Из коммерческих соображений или по иной причине Ян подписывал собственные картины росчерком отца и выставлял на продажу, что ничуть не смущало членов этой талантливой семьи. Зато очень мешало коллекционерам и искусствоведам, исследовавшим их творчество.

После ухода Яна Старшего к возглавившему студию Яну Младшему приходит слава, появляются заказчики на полотна из числа знати и чиновников. Картины мастера теперь имеют иной автограф, вместо «Brueghel» он подписывается как «Breughel». Что же касается непосредственно таланта Jan Bruegel de Jonge, то мнения искусствоведов сильно расходятся:

«…он становится известным художником, не уступающим знаменитому Яну Брейгелю Старшему по мастерству, прорисовке деталей, любви к цветочным композициям и оптимистичным пейзажам».

«Уровень живописного мастерства Яна Брейгеля Младшего был очень высоким».

«…Ему была присуща детскость в написании картин, наличие ярких пятен птиц, фруктов и драпировок».

Однако некоторые критики отмечают более низкое качество письма Яна Младшего и «робкое» использование.

Похоже, Ян Младший был очень талантливым живописцем, но менее упорным, чем отец, не настолько фанатичным. И не то чтобы природа на нем отдохнула, просто бурление жизни и коммерческие хлопоты не дали в полной мере раскрыться его дарованию.

У Яна Брейгеля Младшего было одиннадцать детей, и пятеро из них: Ян Петер, Абрахам, Филипс, Фердинанд и Ян Баптист также были живописцами и принимали участие в деятельности семейной мастерской.

Абрахам Брейгель продолжил «цветочную рапсодию Брейгелей» — он специализировался на создании цветочных и фруктовых натюрмортов. Его творчество, декоративное и роскошное, впитало в себя любовь к природным краскам охристо-коричневых оттенков. Однако он не был таким «ярким» художником, как его дед и отец.

Кстати

Картины «младших» Брейгелей долгое время не ценились публикой и коллекционерами. Их было значительно больше, чем произведений «старших». К тому же часть картин была написана другими художниками по мотивам их работ.

Однако в ХХ веке неожиданно произошла переоценка ценностей. На выставке 1934 года в амстердамской галерее были выставлены их работы, вызвавшие несомненный интерес у публики. После окончания Второй мировой войны их картины снова выставляются на различных площадках, от Будапешта и Вены до Москвы, Брюсселя и Тель-Авива.

В картинах неожиданно находят глубину, некий двойной, а то и тройной смысл, и художественную ценность, вовсе не свойственную копиям картин великих мастеров.

еще статьи >>Из Голландии, со смыслом  ·О, Ренуар!   ·Сумасшедшие подсолнухи  ·Восходя в детство  ·Пейзажная и цветочная фотография в интерьере  ·Великий дикарь  ·Афремов Style  ·На холсте и на стене  ·Цветочные друзья  ·Первые, нежные  ·Вячеслав Грачев: «Зрителя не обманешь!»  ·Под вишнями в цвету  ·Цветочный сюр  ·Джузеппе Арчимбольдо: во саду ли, в огороде  ·Волшебный ветер одуванчиков  ·Цветы в объективе Константина Сидорова  ·Живое стекло  ·Большие цветы Ольги Ольневой  ·Супермакро эпохи ар нуво  ·Цветочное дело
Наверх