СКАЗКИ О ЦВЕТАХ

О проекте Redlily Каталог Наши партнеры Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Мышиный горошек

Мышиный горошек

Автор: Добрый Э-эх

Неправедно жило мышиное племя — грызли плоды чужого труда — рожь и пшеницу, ячмень… ну и овсом не брезговали — приворовывали. Неправедно жили и несчастливо: совы ночами собирали кровавую дань, днем от лис нет спасенья. Тех же, кто осмеливался промышлять в амбарах, ждал Ужас на мягких лапах, циничный, безжалостный.

дальше >>

— Бесшумно подлетит сова — пискнуть не успеешь — сжимаются громадные когти, и ты уже на Луне, пасешься вместе с предками по бескрайним серебристым полям чудесных злаков. Хрусть — смыкаются зубы лисы. Но не такие творения Матери Ночи (имя которых не смеем произносить даже в укромной норке) — задушат до полусмерти — отпустят — и тут же пришмякнут едва родившийся лучик надежды на спасение нежными когтями. Заиграют до смерти, и есть не станут.

В общем, жили потихонечку мыши. Жили себе, жили, но пришла Сушь. Погубила урожай на полях и рядом с ними. Стало совсем голодно и неуютно. Потянулись мыши к амбарам и пропадали там целыми семьями.

Тяжелые времена.

Крестьяне стали насыпать зерно перед амбарами маленькими кучками.

— Это для нас! — умилялись мыши, набрасываясь на еду. — А мы-то считали их жадными бесчувственными скотами!

И гибли сотнями от мышиной потравы, а у выживших рождались уроды или мертвые. Ох не скоро голодные мыши научились обходить стороной плохое зерно.

Совсем плохо пошли дела. Собрались тогда самые мудрые и стали думать-решать: что же делать? Но дни шли за днями в пустых разговорах:

— Переселяться надо!

— А куда?! Справа река, слева пустые горы, прямо — глупый непонятный город и война с местными родичами — куда уж нам воевать! А назад нам запрещено идти, сами знаете Кем.

— Переселяться надо!

— Так куда?

И тут явился странный мыш, со стороны гор, с серебристо-черной шерсткой. Был он молод и решителен. Большая скрытая сила чувствовалась в нем. Глаза горели мрачным огнем убеждения.

— Хватит стонать и жаловаться! Хватит украдкой тащить зерно у тех, кто его растит! Сами будем растить свою пищу в поте рыла своего!

— Мы не умеем…

— Не сможем мы…

— Хватит ныть! Мы пойдем к тому, кто научит, подскажет, одарит!

— Ооо-о?!

— Мы… пойдем… к Великому М?

— Веди нас, Мессия! Веди! Больше так невозможно! Хватит ныть! Хватит стонать и жаловаться!

И наиболее продвинутые, с Мессией во главе, двинулись на восток — куда им было идти запрещено еще в незапамятные времена.

Труден был их путь. Порой невозможен. Хищники, голод, болезни, страх. Но так целеустремлен был вожак и так в него верили мыши, что все же смогли добраться до Поляны Большого Колоса.

Дошел только каждый десятый паломник.

Великий Мыш меланхолично грыз огромное зернышко. Был он действительно Велик, и его спокойный взор источал величие. И кончики усов, и каждый коготь, и длинный розовый хвост внушали благоговение.

Мыши в ужасе простерлись ниц. Никто и пискнуть не смел.

— Что приперлись в такую даль? Я, помнится, просил никогда меня не беспокоить! Что?! Память отшибло?! Сейчас поправим! — пророкотал Великий Мыш, подняв Рубиновый колос.

Затрепетали перед богом серые грызуны. Съёжились, вжались в землю.

Вперед выступил Мессия и рассказал о неслыханных бедах, терзающих мышиное племя, о слезах матерей и голодных детях, о вероломстве крестьян и о тех, чьё имя нельзя произносить вслух…

— И?

— И мы хотим жить праведно — сами растить пищу, что будет питать нас, сами трудиться и пожинать плоды труда своего…

Серебристо-черный потупился, а затем хитро взглянул исподлобья на бога и выдохнул:

— Вот только не умеем мы ни хрена, научи нас и…

Великий Мыш раскатисто захохотал.

Через некоторое время, утирая слезы, молвил сквозь улыбку:

— Чудные дела… Мыши-агрономы… Скоро хорьки-птицеводы объявятся…

Грызуны возбужденно зашептались.

— Да шучу я… Впрочем, вряд ли что у вас выйдет — такая Сушь кругом…

— Мы знаем место! Мы все придумали! Там луг у речки — он и сейчас влажный! Научи нас! — загалдели мыши.

Их бог только присвистнул.

— Хм… влажно говорите… тогда вам подойдет горох.

И рассказал, как ухаживать за ним, как сажать, как хранить урожай и многое другое. Он все же добрый бог, хоть и немного ленивый.

Мыши смущенно переглядывались, робко попискивая.

— Что еще?

— Огромное тебе спасибо, но…

Грозовые тучи нависли над челом Великого Мыша.

— Но горох…

— ЧТО? НЕДОСТАТОЧНО ВКУСНЫЙ?

— Нет, нет… — затрепетали серые комочки меха, — он большой и приметный. Нам бы что-нибудь по нашему росту, верхолазы из нас дермовенькие… и чтоб…

— Хорошо, будет вам по размеру… — пробурчал Небожитель, создавая Мышиный горошек, — и цветы его будут яркие и красивые.

— … и чтобы не отсверкивал, — пытался закончить мысль старик с разорванным ухом, но его быстро оттеснили и затолкали.

— Зайду осенью, — Великий Мыш повернулся спиной.

Рассыпаясь в благодарностях и славя имя Его, серый народец набирал горошинки в защечные мешки. Впереди был обратный путь.

Мыши летели домой как на крыльях — им казалось, что несут они избавление от всех несчастий и бед.

Все-таки они глупый и беспечный народец. К тому же и оголодавший. Конечно, половину горошин сжевали тайком по дороге. Особо одаренные сожрали всю свою долю. Но, как ни удивительно, племя увидело дары бога.

И закипела работа! Пошатываясь от голода, трудились мыши, разбивая огороды, засевая поля. Удивительно! Конечно, многие отнеслись скептически к этой затее, а наиболее радикально настроенные открыто смеялись над неумелыми растениеводами, но и у них теплилась надежда на благополучный исход, на чудо.

Мышиные поля были совсем не такие, как у крестьян. Никаких ровных рядов, никаких «колосок к колоску». Нет же. Это же робкие серые крохи, пугающиеся всего на свете.

Тут кустик, там кустик, под травинкой, под листочком — если не знать наверняка, ни за что не заметишь, что перед тобой поле. Обычный лужок.

День за днем наступила осень. Давно окончилась засуха. Мыши трудились, как заведенные, и горошек их не подвел. Урожай получился на славу. Все закрома забиты до отказа. Страда отшумела.

Заглянул, как и обещал, небожитель. Присвистнул от удивления: «Ну надо ж», забрал с собой Мессию («хватит тут торчать») и удалился по своим важным делам.

Все, кто активно огородничал, гораздо отъелись, стали жирные, вальяжные. Увидев сычика в небе, не драпали, сломя голову, к норе, а некоторое время следили — есть опасность для них или нет. Их жены и многочисленные отпрыски еле ходили — мешало набитое брюхо.

Мало кто из них пережил зиму. Нельзя обмануть законы природы: медленно бежишь — съедят, ленишься прятаться — съедят, потерял страх — съедят.

По весне почти никто уже и не думал о посевной. А тех, кто думал, приносили в жертву сове.

— Нельзя предавать свою природу, — постановили мыши. — Надо жить, как заведено предками.

И навсегда забыли о мышином горошке. Засухи в этом году не ожидалось.

Великий Мыш возвращался домой, уже в сумерках он заглянул в то самое племя.

— Кто б сомневался, — присвистнул Он, глядя на заброшенные поля его народца. Слишком громко, пожалуй, присвистнул. Он почувствовал неясное движение.

– Ма-а-а-ть Ноч-ч-ч-чь! — затихал его свист, удаляясь.

А мышиный горошек прекрасно себя чувствовал и без особого ухода. Каждый год радостно цвел, цепляясь за травинки, веточки… словом за все, что попадалось.

И не подозревал, что он — мышиный.

еще статьи >>Анютины глазки   ·Зверобой    ·Одуванчик   ·Подснежник   ·Столетник   ·Фиалка   ·Роза   ·Тысячелистник   ·Астра   ·Петуния   ·Изумрудная роза
Наверх