ЦВЕТЫ И ИСКУССТВО

О проекте Redlily Каталог Наши партнеры Услуги дизайнера Анонсы Карта сайта
Джузеппе Арчимбольдо: во саду ли, в огороде

Джузеппе Арчимбольдо: во саду ли, в огороде

Текст Георгий Водянов

От завораживающих натюрмортов (или портретов?) кисти Джузеппе Арчимбольдо невозможно оторвать взгляд. Работы самого странного и эксцентричного художника старой Европы, созданные в XVI веке, до сих пор поражают своей смелостью. Искусствоведы относят его к представителям маньеризма, а сюрреалисты во главе с великим и ужасным Дали считают прародителем «живописи парадокса». Возвел ли Арчимбольдо символизм натюрморта на новый уровень или довел его до абсурда — решайте сами.

Человек эпохи Возрождения

Так уж случилось, что историки считают год рождения Джузеппе Арчимбольдо (итал. Giuseppe Arcimboldo) началом эпохи Высокого Ренессанса.

Итак, в Милане в 1527 году в семье служащих родился мальчик. Дедушка маленького Пеппино служил архиепископом, а отец был художником. О матери ничего не известно.

Предположительно, возможно, вероятно — этими словами пестрело бы современное жизнеописание Арчимбольдо, знаменитого художника своего времени, блиставшего при дворе и восхищавшего своими талантами современников. И если бы не автопортрет, мы никогда не узнали бы, как выглядел сей одаренный муж. Почему так?

Ренессанс ренессансом, а у людей все как всегда: войны, интриги, яды, политика, охота на ведьм, стяжательство, адюльтер… А вы думали, в те времена все как один занимались наукой и изящными искусствами? Вовсе нет: живописцы рисовали, поэты рифмовали, скульпторы ваяли, ну а большинство жили так же, как и до всяких «эпох просвещения».

Всю историю Высокого Возрождения омывают полноводные реки крови — такие, что не снились и мрачному Средневековью (см. Кстати). Развитие огнестрельного оружия (спасибо науке и технике) способствовало разжиганию агрессии. А великие географические открытия спровоцировали войны за колонии и массовый геноцид (да что уж там, благородные кабальеро просто стерли с лица земли цивилизации ацтеков и инков). Жизнеописаний в то время удостаивались только великие люди: императоры, завоеватели, почетные великомученики… Никому и в голову не приходило составлять биографии гениальных портных, кузнецов и художников — мастеров кисти, каким был Джузеппе Арчимбольдо.

В некотором царстве, в священном государстве…

Сложно сказать, где и у кого учился молодой Пепе, но искусствоведы предполагают, что истоки фирменного причудливого стиля Арчимбольдо следует искать в наследии гениального Леонардо да Винчи: увидев его наброски удивительных чудовищ, всевозможных гибридов растений и животных, молодой художник навсегда сохранил их в памяти.

А вот что доподлинно известно про раннее творчество Джузеппе, так это его работа по росписи картонов для шпалер по заказу герцога д’Эсте (дело происходило в Ферраре — известном «рассаднике» куртуазной культуры). Затем Арчимбольдо, скорее всего, с подачи герцога, «засветился» в 1562 г. в Вене (в то время столице Священной Римской империи) при дворе Фердинанда I как портретист-копировщик.

Через 2 года после кончины славного императора трон и придворного художника наследует сын — Максимилиан II, и разносторонние таланты Арчимбольдо получают царственную поддержку.

Джузеппе отвечал при дворе за архитектуру и театрально-художественное оформление всех мероприятий — игр, свадеб, коронаций, процессий. Фактически, он становится арт-директором императора, но живописец в нем не исчезает под грузом административных забот. При поддержке Максимилиана он исполнил первый вариант серии «Времена года», который был представлен императору в день Нового года (1569).

Универсальный гений

Арчимбольдо воспринимался друзьями как человек с разносторонней эрудицией и многогранным творческим талантом. Он конструировал гидравлические машины, хитроумные сценические механизмы, создавал музыкальные автоматы… Ему приписывается изобретение «перспективной лютни» и «клавесина цвета» — приборов для образно-ритмического согласования музыки с изобразительным искусством (цветомузыка без электрических лампочек и электроники?! Трудно даже предположить, как это выглядело, но, опять же, увы — кроме туманных намеков современников, ничего не дошло до наших дней).

Так или иначе, в 1570 году Джузеппе был отправлен императором в Прагу к Рудольфу (сыну Максимилиана) проектировать сложное театрализованное представление (сюжет — смешанная классическая и чешская мифология), и остался служить при дворе.

Новый император Рудольф II, взошедший в 1575-м году на трон Габсбургов, получил прекрасное образование, изучал химию, астрологию, и был большим любителем изящных искусств, тонким его знатоком, особенно скульптуры и живописи. Прославился Рудольф II своим «Кабинетом искусств и всевозможных редкостей» — своеобразным собранием музеев (зоологический, палеонтологический, краеведческий, исторический, этнографический и политехнический, плюс картинная галерея). Арчимбольдо был не только главным хранителем всех ценностей «Кабинета», но и принимал активное участие в пополнении коллекции.

В «кабинете редкостей» художник черпает вдохновение: эта камера чудес переполнена «натуралиями» — природными или искусственными странностями: экзотическими, ископаемыми редкостями, кораллами, цветами или фруктами из далеких стран, чудовищными или сказочными животными, этнографическими вещами, ископаемыми черепами, метеоритами, зародышами... Одна из богатейших коллекций странностей, которая до сих пор околдовывает историков искусства!

Одиннадцать лет, который художник служил Рудольфу II, были, вероятно, пиком его карьеры. Он пишет второй вариант «Времён года» (1573), посвящает императору красный кожаный фолиант, содержащий 150 рисунков ручкой и чернилами (1585)…

А что же синьор Помидор и другие влиятельные овощи?

Императоры и современники чрезвычайно любили и ценили Арчимбольдо. Знатные особы поражались оригинальностью полотен и просто млели от собственного умения разглядеть лица в наборе предметов — ведь самые знаменитые картины великого живописца представляли собой портреты, составленные из фруктов, овощей, цветов, ракообразных, музыкальных и иных инструментов, книг и т. д.

Весьма искусная компоновка элементов в пространстве создает эффект формы и светотени. Таковы аллегории сезонов «Лето» и «Зима», 1563 г. (Музей Изобразительного искусства, Вена), «Весна» (Академия Сан-Фернандо, Мадрид); стихий — «Огонь», 1566 г. и «Вода» (Венский музей Изобразительного искусства), а знаменитый рисунок «Повар» (Луврский музей) составлен из кухонных элементов. Надо сказать, что свои аллегории сезонов и стихий автор писал не единожды, с различными вариациями, размерами и материалами.

Есть и картины, которые являются перевертышами в буквальном смысле слова: на одной изображена миска с овощами, на другой — картина с фруктами, но если перевернуть эти картины вверх ногами, то перед нами возникнут все те же антропоморфные коллажи из овощей или фруктов (попробуйте без компьютера составить даже простейший «перевертыш» — и вы удивитесь сложности жанра).

Плодово-овощной символизм

Так чем же являются «фантастические головы» гениального Джузеппе — портретами или натюрмортами? Специально обученные арчимбольдоведы туманно рассуждают о синтезе жанров и особенностях Высокого Возрождения — и Вертумн с ними. Да, портрет — узнаваемые персонажи, тонко подмеченные черты лица… Да, натюрморт — тщательно прорисованные предметы тайным языком символов наполняют картины скрытым смыслом, как и положено в этом жанре.

Например, полотно из цикла стихий под названием «Воздух» богато намеками на императорский дом. Павлин, формирующий торс аллегорической фигуры, является геральдическим символом дома Габсбургов, а орел, выступающий в роли украшающего грудь элемента, является метафорой Императорского Орла.

В своей аллегории огня Арчимбольдо изображает различные его виды, используемые человеком для собственных целей: от маленького огонька масляной лампы через огонь раскаленных углей вплоть до впечатляющей силой пушки. Бюст фигуры украшают символы великой Священной Римской империи: двуглавый орел и цепь с орденом Золотого Руна. Близость эмблем Габсбургов и пушки — это метафора военной мощи Максимилиана II. Написанная в 1566 году картина является также намеком на войну между Австрией и Турцией. Именно в этом году из-за расширения конфликта Максимилиан II берет на себя командование главной армией, чтобы защищать австро-венгерские границы от атак турецких войск под руководством Сулеймана Великолепного.

В знаковой картине «Вертумн» император (Рудольф II) представлен в виде этого самого античного бога, защитника фруктовых деревьев и мужа Помоны, богини фруктов. Римское божество напрашивается для изображения императора, намекая на репутацию неукротимого любителя развлечений, женщин и кулинарного искусства.

Умелое объединение растений формирует, благодаря точности их изображения, веко, бровь, мешки и донышко глаза.

Миланская кода

В 1587 после многочисленных просьб Арчимбольдо Рудольф II разрешил ему возвратиться в родной Милан (повзрослевшему живописцу смертельно надоела придворная суета?) с условием продолжить писать для императора (небывалое дело!).

В 1591 написаны, вероятно, наиболее известные из его картин — «Флора» (1591) и «Вертумн» (1590—1591), которые он и отослал в Прагу.

А 11 июля 1593 года живописец умер в расцвете творческих лет при неизвестных нам обстоятельствах.

Прославленный уже при жизни как создатель нового рода живописи Джузеппе Арчимбольдо не имел настоящих учеников. Но его композиции пользовались таким большим успехом, что породили целые вереницы подражателей, именуемых «арчимбольдесками» (или «арчимбольдистами»). И сразу же после смерти мастера Италию, Францию, Голландию и другие страны Европы наводнил поток неумелых стилизаций под Арчимбольдо. Но все эти художники так и остались безымянными пигмеями, преданными забвению, на фоне гигантского таланта великого итальянца, творившему фантастику из повседневности: «в сумме нечто иное, чем обычное сложение частей».

«Как тело земли, человек составлен из земли, воды, воздуха и огня», — писал Леонардо да Винчи. Что ж — Джузеппе Арчимбольдо иллюстрирует это в прямом смысле.

Он работал как ученый, экспериментирующий с различными возможностями, предоставленными природой: его произведения написаны с блестящим колористическим мастерством и вниманием к мельчайшим деталям в строении растений.

Он также создавал ирреально-гротескные антропоморфные пейзажи, с холмами и скалами в виде голов и т.п., но ни один из них не дошел до наших дней — в мире сохранилось лишь считанное число (около 30) произведений великого итальянца.

Магия не слабеет

Волшебное очарование полотен Арчимбольдо настолько сильно, что модный нью-йоркский фотограф Клаус Энрике Джердес был поражен в самое сердце: он загорелся сделать копии картин с помощью своего ремесла. Да-да, он сфотографировал картины.

А затем, вооружившись планшетом, ранним утром отправился на рынок. Тщательно подобрав самые свежие овощи строго определенной формы и размером, Клаус поспешил в студию и воссоздал композиции вживую и сфотографировал результаты. (Не слабо его встряхнуло — сложно даже предположить, сколько трудов вложено в каждый кадр!).

Кстати

Только при жизни Арчимбольдо в Старом Свете полыхали:

  • несчетное число Итальянских войн, отхватившие целых полстолетия Ренессанса у одной из самых просвещенных европейских культур;
  • войны Османской империи с Венецией, Персией, Габсбургами;
  • войны Португалии за господство в Индийском океане с Египтом, Османской империей и Персией…
  • начало Реформации в Германии, смута и Шмалькальденская война;
  • далеко не бескровная реформация в Англии, реформации во Франции и Нидерландах;
  • религиозные войны и Варфоломеевская ночь;
  • а также Северная семилетняя война, Восьмидесятилетняя война за независимость, война за португальское наследство, англо-испанская война и поход «Непобедимой армады».
еще статьи >>Из Голландии, со смыслом   ·О, Ренуар!    ·Сумасшедшие подсолнухи   ·Восходя в детство   ·Пейзажная и цветочная фотография в интерьере   ·Великий дикарь   ·Афремов Style   ·На холсте и на стене   ·Цветочные друзья   ·Первые, нежные   ·Вячеслав Грачев: «Зрителя не обманешь!»   ·Под вишнями в цвету   ·Цветочный сюр   ·Волшебный ветер одуванчиков   ·Цветы в объективе Константина Сидорова   ·Живое стекло   ·Большие цветы Ольги Ольневой   ·Супермакро эпохи ар нуво
Наверх